Военные поставки

Поскольку это совпало с периодом русских и дележ «австрийского пирога» откладывался на неопределенное время, правительство пошло им навстречу: в конце июля 1915 г. продажа зерна за границу была разрешена. Антанте пришлось прибегнуть к иным средствам экономической войны; в начале 1916 г. британское правительство заключило крупнейший контракт на закупку 80 тыс. вагонов хлеба.

Это была необычная сделка: союзники отказались вывезти зерно в Россию; оно хранилось в Румынии и позднее попало в руки австро-германских оккупантов.

Но и в «мирные» дни Центральные державы не отставали, а даже превзошли соперников в погоне за румынским хлебом: заключенные в первый год выжидания контракты предусматривали поставку 140 тыс. вагонов зерна в Германию и 50 тыс. вагонов в Австро-Венгрию. Реализация зерна шла столь «успешно», что британский контракт был выполненп лишь наполовину, нашлось лишь 42,6 тыс. вагонов хлебопродуктов.

Вывоз привел к стремительному росту цен на внутреннем рынке.

Так, по заявлениям в парламенте, он вырос с 1200 до 4000 лей за вагон пшеницы, до 3000-3500 лей – за вагон кукурузы.

Помещики, зерноторговцы, владельцы предприятий пищевой промышленности купались в золоте.

Пользуясь нехваткой паровозов и вагонов, грели себе руки перекупщики и железнодорожный персонал. Другим каналом наживы служили военные поставки.

С войны они в обход закона перестали сдаваться с торгов, 4 успех в их получении зависел от готовности претендента соответствующих чиновников. Изредка в печать проникали сведения о вопиющих злоупотреблениях при выполнении военных заказов.

Так, 40 тыс. полушубков вместо сукна покрыли хлопчатобумажной тканью; правительство переплатило при покупке завода 0,5 млн лей. Возможности наживы на экспорте, импорте, военных поставках общественных работах привели к тому, что, по словам известного политического деятеля К. Ардяетояну, только «люди невероятно стойкие или глупцы» не были вовлечены в коррупцию.