Создание единого национального фронта борьбы

«Дакия простиралась не только до Днестра, как это ранее полагали, писала в августе 1941 г. бухарестская газета „Вьяца” («Жизнь»),-но и до устья Днепра». Поэтому, как утверждала газета, «румыны имеют на заднестровские территории более древние права, чем другие проживающие там народы», т. е. те, чьи предки веками обживали, обрабатывали и защищали родную землю.

Серьезным препятствием для создания единого национального фронта борьбы против фашизма являлся раскол рабочего класса.

КПР выступила за объединение его сил, за привлечение к антифашистской борьбе всех категорий рабочих независимо от их политической ориентации.

Недовольство рабочего класса, его протест против безудержной эксплуатации, суровых законов военного времени, палочной дисциплины, террора фашистских властей, участия Румынии в войне на стороне гитлеровской Германии проявлялись в форме прямых выступлений и волнений, охвативших целый ряд промышленных предприятий страны.

Уже 25 июня 1941 г., т. е. через несколько дней после вступления Румынии в антисоветскую войну, рабочие Галаца объявили забастовку против этого преступного акта. В 1942-1943 гг. возросло число конфликтов рабочих с предпринимателями, усилился саботаж военного производства.

В январе 1942 г. КПР призвала рабочий класс к единству действий снизу, к созданию на предприятиях общего фронта борьбы рабочих, ставя при этом целью добиваться сплочения рабочих в местном, уездном и национальном масштабе с тем, чтобы затем вокруг него могли объединиться все антифашистские силы.

КПР явилась инициатором переговоров и с руководством СДП, в частности с К. (Тителем) Петреску, однако встретила отказ. КПР рассматривала крестьянство как одного из главных союзников рабочего класса в антифашистской борьбе.

Еще в довоенные времена «Фронт земледельцев», руководимый П. Грозой, и некоторые другие крестьянские организации, например крестьянская социалистическая партия, возглавляемая М. Рали, выступали с антифашистских позиций.