Разгром усадеб

Крупные отряды крестьян были рассеяны, по дорогам рыскали летучие карательные экспедиции – пехота, кавалерия и артиллерия. Непокорные села для острастки сжигались пушечным огнем.

В одном только уезде Влашка такой участи подверглось девять населенных пунктов.

Префект телеграфировал об «эффективности» обстрела; в Виеру разрушено 150 домов, в Ходивоя -200 и т. д. Представителей печати допускали на места расправ лишь после захоронения трупов. В Олтении движение началось с разгрома усадеб; многие помещики и арендаторы стали Ячертвами народной мести.

«У нас, сообщал корреспондент газеты „Универсул” из Крайовы, восстания происходят не в каких-либо пунктах или направлениях, а во всех частях уезда одновременно».

Крестьяне сражались с карателями на баррикадах. В большом селе Бэйлешти столкновения происходили несколько дней.

Наконец, прибыла артиллерия. После того как была снесена с лица земли половина домов, войска штурмом взяли баррикаду.

По официальным данным, было убито 42 и ранено свыше 100 повстанцев. Всего против крестьян была брошена 140-тысячная армия.

Чтобы собрать такие силы, правительство объявило мобилизацию части резервистов.

Власти метили сразу в двух зайцев: и армию усиливали, и из деревни призывали молодое, наиболее энергичное население, потенциальных участников восстания. Пощады и жалости военщина не знала.

Повстанцев (или просто людей по наговору) расстреливали или запарывали насмерть по доносам помещиков, управляющих, арендаторов, корчмарей, соседей или просто так, для «острастки». Погибло 11 тыс. крестьян – больше, чем во время войны за независимость.

Арестованные могли позавидовать павшим – таким мучениям они подвергались.

Корреспондент газеты «Русское слово», оказавшийся на дорогах Румынии в эти трагические дни, писал о встрече с колонной схваченных повстанцев близ Рымникул-Сэрата: «По широкой аллее леса вели на первый взгляд до 300 арестованных крестьян, разбитых на партии приблизительно в 50-60 человек.