Обстановка в европейском ареале

Обстановка в европейском ареале складывалась неблагоприятно: два непримиримых врага балканских народов – габсбургская монархия и Великобритания – настаивали на поддержании статус-кво в Юго-Восточной Европе, иными словами, выступали за сохранение здесь турецкого владычества. Побежденная в 1871 г. Франция не желала отвлечения сил России на, опасаясь остаться один на один с победоносной Германской империей.

Султан не хотел предоставлять восставшим южным славянам даже ограниченного самоуправления.

Собравшаяся в Константинополе конференция пыталась выработать программу реформ, но зашла в тупик.

В стамбульскую казну ежегодно поступала дань почти в 1 млн лей. Парижская конвенция 1858 г. устанавливала, что заключенные Портой международные договоры (включая торговые) «будут по-прежнему применяться к княжествам, поскольку не наносят ущерба вольностям». Румыния находилась в орбите османской таможенной системы с ее низкими ввозными пошлинами.

Лишь постепенно, шаг за шагом, проявляя упорство и немалое искусство, молодой румынской дипломатии удалось добиться не права, а возможности (и то в скромных масштабах) заключать внешнеполитические акты.

Первым шагом был протокол о телеграфной связи с Россией, подписанный в 1867 г. самостоятельно, без посредничества Порты. Торговая конвенция 1875 г. с Австро-Венгрией, за которой последовал ряд ей подобных, при всей ее экономической невыгодности для Румынии с точки зрения международно-правовой компетенции государства означала шаг вперед.

Порта отказывалась признавать название государства – Румыния, именуя ее по-прежнему Соединенными княжествами. Румынский представитель в Константинополе не пользовался дипломатическими привилегиями, и турецкие власти отрицали его право выступать перед ними от имени своих сограждан.

Румын Порта считала своими подданными, она препятствовала учреждению румынских орденов, в очень ограниченной степени допустила чеканку национальной монеты.