Независимость страны

Соглашение имело большое значение для обеих сторон: русское командование получало возможность беспрепятственного продвижения к театру военных действий; Румыния впервые подписала с великой державой на условиях полного равенства политический акт большого значения. Петербург фактически признавал независимость этой страны; открывалась реальная перспектива, опираясь на поддержку северного соседа, добиться международного признания нового статуса страны.

12 апреля Россия объявила войну Османской империи.

Перешедшие границу русские войска были тепло встречены румынским населением.

«Массы жителей Галаца восторженно, с криком „Ура!” встречали и провожали пас далеко за город»,-говорилось в одном из первых донесений 28-го Донского казачьего полка. Иной отклик получила весть о вступлении русских в Румынию в Константинополе.

Порта решила приструнить вышедшего из повиновения вассала. Представительство Соединенных княжеств было закрыто.

Начались рейды турецких отрядов через Дунай и налеты на прибрежные города и села, захваты румынских кораблей, артиллерийский обстрел Брэилы, Олтеницы, Калафата и других пунктов. Румыния в долгу не оставалась, ее артиллеристы открывали огонь по турецким укреплениям.

С конца апреля Румыния и Турция находились в состоянии необъявленной войны.

9 мая М. Когэлничану выступил в Национальном собрании со своей знаменитой декларацией: «Я без малейшего колебания и страха заявляю представителям нации, что мы являемся свободным и независимым народом». Решающий шаг был сделан.

Последние нити, связывавшие страну с отсталой Османской империей, оборвались.

Опытный и проницательный политик, Когэлничану упомянул о необходимости «при, нести жертвы, чтобы защитить страну».

Действительно, утвердить независимость предстояло на полях сражений в Болгарии. Формального военного союза с Россией не существовало.

Осторожный канцлер А. М. Горчаков, опасаясь осложнений с державами, не стремился вовлечь Румынию в совместные операции.