Дунайские княжества и трансильвания в революции 1848-1849 гг

Наметившееся в 30-40-е годы оппозиционное движение было ограниченным и отражало неразвитость заинтересованных в буржуазном строе сил. Однако после очередных ударов властей оно возрождалось и крепло, что доказывало его жизненность. Следует сказать, что в 40-е годы движение вступило в новый этап, связанный с кризисом системы Органических регламентов и растущим пониманием необходимости слома феодальной системы, включая аграрные отношения, государственный аппарат и т. д. Состав участников кружков 40-х годов стал шире, а требования их – глубже, нежели в предшествовавшее десятилетие.

Некоторые Деятели проявляли интерес к утопическому социализму.

Так, в селе Скэенп близ Бухареста в течение нескольких лет существовал основанный Теодором Диамантом фаланстер, т. е. община, обитатели которой жили и трудились по принципам французского утописта Шарля Фурье.

Засуха 1847 г. до крайности обострила бедствия народа, а известия о революциях во Франции, Германии и Австрии, о восстании в марте 1848 г. в венгерской столице Пеште послужили сигналом для развертывания движения в Дунайских княжествах.

В Молдове революционное движение масс сочеталось с оппозиционными выступлениями части боярства, торговцев и чиновников, недовольных самовластьем и деспотическими методами управления князя Михаила Стурдзы. 27 марта 1848 г. в ясской гостинице «Петербург» состоялось собрание с участием более тысячи человек.

Оно приняло «петицию-прокламацию» для вручения господарю, которая начиналась с призыва к соблюдению положений Органического регламента.

Далее выдвигались требования гарантии неприкосновенности личности, отмены телесных наказаний и цензуры, создания ответственного министерства и др. Аграрный вопрос был сформулирован очень расплывчато: говорилось лишь о необходимости улучшить положение крестьян; о наделении их землей и об отмене барщины документ умалчивал.