Динамика стилеобразования

Динамика стилеобразованияСъезд русских зодчих, проходивший в 1892 г., не дал еще перевеса в пользу рационализма. На нем бурно обсуждалась проблема стиля и вопросы архитектуры. Понятие стиля все еще связывалось архитекторами с освоением наследия, чему и был посвящен основной доклад на съезде, сделанный М. Быковским13.

Однако замечательно, что рациональное направление было уже признано одним из путей искания стиля.

Съезд констатировал, что железо и цемент стали основными материалами современности, изменившими наше искусство. И на съезде рациональная линия в основном была связана с развитием инженерной мысли.

К середине 90-х гг. обстановка складывается уже явно не в пользу эклектики. Собравшийся в 1895 г. II съезд русских зодчих проходил под флагом осуждения ее14.

В основном докладе, сделанном тем же М. Быковским, говорилось о «несовременности» и исторической «обреченности» эклектики, о бесплодности стилевых поисков. Теперь особенно остро ощущался разрыв между новой сущностью современных организмов зданий и их внешней оболочкой: «Красота форм, не связанная с условиями их возникновения, на деле выглядит не более как убранство фасадов».

Причину упадка современной архитектуры он видит также в разобщенности общественной жизни и отсутствии объединяющих идей». Вместе с тем М. Быковский обращает внимание на проявляющиеся признаки новизны и призывает изучать современные научные и технические достижения, новые строительные материалы, в то же время предостерегая от полного отвержения исторического опыта.

П. Сюзор также ратовал «за обращение к реальности», т. е. за приведение всего строительства в соответствие с современными требованиями. Большое внимание съезд уделил техническим вопросам (доклад Лолейта о железобетоне как материале современности).

А. Красовский

А. КрасовскийДинамика стилеобразования представляется А. Красовскому как постепенный диалектический процесс, и отсюда его основной тезис: «Лозунг наш – преобразование полезного в изящное», т. е. выдвигается рациональная конструктивная концепция стиля. Он предсказывает великое будущее железу: ему «…предстоит участь совершить переворот в архитектурных формах и произвести новые оригинальные современные формы, которые и составят, вероятно, новый стиль.

Для содействия развитию этого нового стиля не надобно удаляться от истины и подделываться металлом под формы каменных и деревянных построек, а изыскать для него самостоятельные формы…»10. Задача художника состоит в том. чтобы •придать «грубым формам техники художественную законченность» п. Однако, ориентируясь на новое, А. Красовский вместе с тем не отрицает значение исторического опыта для современности: «Из истории видно, что…совершенство зданий всегда имело началом строгое соблюдение условий, данных назначением здания, климатом страны и свойством материала…

». Отсюда он видел необходимость изучения исторических стилей с целью усвоения из них всего полезного, применимого к современности; но это должно быть не рабским копированием форм прошлого, а должно помогать воспитывать и чувство изящного у современного архитектора. Таким образом, эстетика А. Красовского своей утилитарной стороной в какой-то мере соприкасалась с практической эстетикой Г. Зампера, хотя последняя воспринималась русской теоретической мыслью того времени, как мы убедимся далее, весьма критически.

Учение А. Красовского оставалось основополагающим и на последующем этапе развития архитектурной мысли в России, в конце XIX – начале XX в. его идеи находили все большее признание среди русских архитекторов.

Основатель «Московского архитектурного общества»

Основатель «Московского архитектурного общества»А. Красовский решительно выступил против эклектики, царившей тогда в архитектуре: «как скоро идея украшения отделится от идеи построения и будет действовать не согласно с нею, то произведения ее представят только ряд несообразностей и противоречий…». Соблюдение принципа «простоты форм» он считает необходимым, однако простота соответствует лишь фазе утилитарного формообразования. К высшему эстетическому выражению формы, по его мнению, мы приходим только в том случае, если умение строить соединяется с талантом художника.

Архитектурная же форма неадекватна начальной конструктивной основе построения форм. «Если архитектурные формы отклоняются от форм простейших,- замечает А. Красовский,- то это происходит только вследствие эстетических требований, имея в виду некую «правку» этой изначальной основы формы на эстетическую выразительность или, говоря его словами, «изящное».

В понятие «изящного» он включает не только эстетическое преобразование конструктивной формы, но и обогащение ее «украсительными» элементами, имея в виду декорирование и орнаментацию; «между конструкцией форм и художественною отделкою их, необходимо взаимодействие, без которого нельзя представить себе ни истинной красоты произведений, ни верных ее начал».

Таким образом, главный принцип рациональной архитектуры А. Красовский видит в единстве архитектурной формы и конструкции и на этом основании отстаивает правдивую архитектонику сооружений с выявлением их конструктивных принципов.

Проблема стиля

Проблема стиляБольшую роль в пропаганде технических достижений сыграли «Московское архитектурное общество», учрежденное в 1868 г., а также возникшее позднее (» 1870 г.) «Петербургское общество архитекторов». Журнал «Зодчий», который начало издавать это общество с 1872 г., затрагивал все актуальные вопросы развития; архитектуры и строительства и формировал общественное мнение.

Все это в немалой степени способствовало перестройке умов в направлении рационального мышления п поисков новых путей в архитектуре.

Основатель «Московского архитектурного общества» М. Быковский призвал своих членов «проводить здравые понятия в искусстве»: «Деятельность, по возможности независимая от предрассудков, завещанных нам преданием, дозволяет нам работать для достижений той пользы, которую архитектура может приносить построением зданий, удовлетворяющих современным потребностям жизни, выполняющих местные климатические условия прочности, гигиены и экономии». Ссылаясь при этом на опыт прошлого, он подчеркивал, что «самобытное и национальное искусство, выполнявшее свое высокое назначение, служило полным выражением быта и духа своего времени, чем самобытнее была архитектура, тем очевиднее для нас в ней тождественность ее форм и внутреннего содержания…

». В сущности М. Быковский формулирует новый рациональный критерий красоты: «Красота произведений всегда обусловливалась отсутствием фальши, соответственностью форм с методом конструкции, со строительным материалом и климатическими условиями».

А. Красовский в своем труде, посвященном гражданской архитектуре3, уже прямо провозглашает тезис: «техника и конструкция есть главный источник архитектурных форм.

Все архитектурные формы з общих своих очертаниях, поясняет он, определяются полезным их назначением, свойствами материала, условиями равновесия и прочности.

«Каждый материал должен быть обработан своеобразно своему свойству…, а способ его сопряжения определяет способ построения или конструкцию, а конструкция определяет наружную форму частей здания…

». Таким образом, устанавливается последовательная зависимость между материалом, конструкцией и формой, которую А. Красовский называет «правилом». «Соблюдение этого правила,- писал он,- придает строению качество, известное под названием архитектурной истины», достижение ее «составляет главное и первенствующее условие, которому должны подчиняться все другие правила образования форм…

», и, наоборот – «своевольная и необузданная истиною фантазия вместо форм рациональных и обусловленных конструкцией создает формы бесполезные и ложные…

» s.

Архитектура русского модерна

Архитектура русского модернаВ русском модерне определеннее выражены черты чисто зрительной конструктивности, явившейся следствием художественного осмысления новых конструктивно-пространственных структур и новых материалов. …Тем более чужды ему вакханалия криволинейных орнаментов бельгийского «Art Nouveau», вычурность декора и форм немецкого «Югендстиля».

Эта оценка как – бы резюмирует проделанную за последние годы большую работу по изучению модерна. Вместе с тем наша наука не изменила своего мнения о модерне как явлению экспериментальном и противоречивом, со всеми его издержками и нерешенными проблемами, обусловленными конфликтностью буржуазной действительности.

Чтобы составить о нем объективное суждение, важно взаимосвязанное, системное рассмотрение всех определяющих факторов,. Проблема стиля обсуждалась в архитектурных кругах России на протяжении всего XIX в.; долгое время архитекторы склонны были решать ее на ретроспективной основе, т. е. исходя из стилей прошлого.

В середине XIX в. умами еще во многом повелевала народническая идея об истинно русском пути развития архитектуры и отсюда поиски ее истоков в древности (позиция Н. Султанова, И. Забелина, В. Стасова и других сторонников древнерусского стиля). Но их концепция содержала еще отголоски старой эстетики идей.

С другой стороны, в это же время все более настоятельно заявляла о себе эмпирическая эстетика, обосновывающая стиль исходя не из идеи, а из самого опыта – развития современной техники, новейших материалов и конструкций и тех требований, которые предъявлялись к архитектуре развивающейся жизнью. Таким образом, в подходе к проблеме стиля в русской архитектурной мысли образовалось два полюса, один из которых тяготел к ретроспективизму и традициям, а другой – к современности.

О том, что новый стиль, будет развиваться по второму пути, заговорили прежде всего инженеры, для которых это становилось все более очевидным.

Еще в начале XIX в. И. Свиязев в своих рассуждениях об архитектуре давал понять, что истинно новое лежит на путях освоения современных строительных материалов и конструкций.

Декоративная живопись
Памятники архитектуры