Существенное переосмысление наследия

Существенное переосмысление наследияОднако сегодня развитие архитектуры ставит иные акценты, в модерне интересует теперь то, что находится за пределами чисто утилитарной концепции формы, такие сугубо эстетические качества его, как стилизация и гротеск, принцип декоративизма, абсолютное раскрепощение формы и виртуозное владение материалом и фактурой. Привлекает модерн и своей романтической настроенностью, одухотворенностью, скульптурной трехмерной трактовкой форм.

Прочитать остальную часть записи »

Послевоенный период в советской историографии модерна

Послевоенный период в советской историографии модернаС точки зрения формально-стилистической, автор различает «типичный модерн» и модерн с элементами стилизации классических и древнерусских мотивов, причем выделяются ранний этап модерна, с характерным для него чрезмерным насыщением. Прочитать остальную часть записи »

А. Некрасова о русском ампире

А. Некрасова о русском ампиреМало того, модерни» стекая природа усматривается теперь в самом неоклассицизме, как разновидности того же декаданса. По мнению автора, воскрешение мира классического искусства, «было не чем иным, как попыткой гальванизировать художественные образы прошлого, то есть, по сути, таким же явлением декаданса, как и другие архитектурные моды того времени». Поздним отголоском формальной методологии 20-х гг. была лишь книга А. Некрасова о русском ампире, где автор попытался найти некую общность формальных признаков в ампире (имея в виду,, конечно, и неоклассическое течение начала века) и в конструктивизме 20-х гг. «Отрицание конструктивизмом массы, «теоретичности» построения стены, схематизм линий вместе со стремлениями охватить большие пространства в ансамбле,- писал он,- все эти свойства получили начало в архитектуре прошлого, именно в ампире.

Прочитать остальную часть записи »

Эпоха капитализма

Эпоха капитализмаСтремление наделить архитектуру идейной содержателькостью и глубиной выражения, которых не хватало как эклектическим компиляциям второй половины XIX века, так и абстрактному новаторству модерна, стало ведущей мыслью передовых русских архитекторов 1900-1910-х годов…» Имеются в виду такие мастера, как И. Фомин, А. Щусев, И. Жолтовский, В. Щуко, именно их произведения отмечаются «лучшими из всего, что создавала архитектура России эпохи капитализма, выгодно отличаясь от предшествующих им образцов эклектики и модерна своими более высокими художественными качествами, и главное, гораздо большими, чем у тех, идейной.

содержательностью и образностью…

». Главная их заслуга признается в том, что «…они не только достигли такого уровня мастерства, который обеспечил им в дальнейшем ведущее положение в советской архитектуре, но и показали, что идейная содержательность — необходимое условие для высокого качества архитектурного произведения…». В послевоенное десятилетие советскую историографию привлекают в дореволюционном наследии в большей мере поиски национального стиля.

Не случайно особенно высокую оценку получают произведения А. Щусева, основное достоинство которых видится в отсутствии поверхностной стилизации и в том, что они являются результатом глубокой творческой мысли художника. Вместе с тем в эти годы делаются попытки дифференцировать неоклассицизм, отделить в нем национальный ампир от международного классицизма.

Так, тот же М. Цапенко бросает упрек сторонникам «модернистского классицизма» в том, что они «не замечали всего богатства русской национальной архитектуры», и расценивает это как «своеобразное проявление в архитектуре платформы «западников», отрицающих значение русской культуры и сводивших ее на уровень простого подражания культуре западноевропейской», всячески поощряя тот аристократический классицизм на западноевропейский манер, который так охотно и часто воспроизводился на страницах роскошного «журнала: красивой жизни».

Идеологическое объяснение

Идеологическое объяснениеС другой стороны, были попытки видеть продолжение космополитических тенденций модерна в архитектуре советского конструктивизма 20-х гг., поставить на одну плоскость эти «безыдейные» явления, оторванные от национальной культуры. «Поздний модерн,- писал М. Цапенко,- постепенно переходит в направление, которому суждено было затем сыграть известную роль на раннем этапе развития советской архитектуры — в конструктивизм. Как модерн, так и конструктивизм продолжают одну и ту же линию все углубляющегося разложения архитектуры как органического искусства…

Таким образом,- заключает он,- был углублен процесс денационализации архитектуры, т. е. ее отрешения от национальных форм. Это было завершением явно выраженного безнационального стиля в архитектуре, который до сих пор господствует в буржуазных странах…

». В историографии этих лет модерн критиковался за неограниченность, ему отказывали в конструктивности, а природу стиля по-прежнему выводили из живописи как некий идеологический феномен20.

В наследии предреволюционной архитектуры признавались лишь направления,, связанные с исканиями нового русского и классическом стиля, созвучные архитектуре 30-х гг. и послевоенного десятилетия.

Причем эти искания обычна противопоставлялись модерну и рассматривались как некий позитивный выход из создавшейся кризисной ситуации тех лет. Рассмотрение ретроспективных течений по принципу «содержание — форма» соответственно давало чисто идеологическое объяснение причин их возникновения в предреволюционной архитектуре.

Эти мысли проводятся на страницах «Истории русской архитектуры»: «В России господство модерна было недолговременным.

Для заказчика он был только очередной модой, а более требовательные к себе архитекторы скоро разочаровались в нем, поняв, что его надуманные искусственные формы не могут создать чего-либо равного по выразительности и образности произведениям архитектуры прошлого.

Декоративная живопись
Памятники архитектуры