Состояние русской архитектурной мысли

Состояние русской архитектурной мыслиСмотреть назад – это признак бессилия, в эпоху же активного творчества всегда смотрят вперед. В этой связи, по его мнению, произведения архитектуры Дармштадской школы ближе всего стоят к классу труда.

Read the rest of this entry »

Соответствующие формы

Соответствующие формыМ. Диканский посвящает городам-садам главу своей книги, где пишет: «Помимо социального значения нельзя не указать и на их художественное значение. Если города-сады знаменуют собою возвращение к природе, то и архитектура этих новых городов означает…полное освобождение от всех оков и традиций исторических стилей и несет с собой возвращение к природе материала, к природе статических законов, к природе цели…

» Чем глубже осознавались противоречия капиталистического города, тем все более судьбы его связывались с решением социальных задач, выдвигаемых самой жизнью.

«Когда необходимость демократизировать условия городской жизни глубоко проникнется в наше сознание, тогда только мы будем на пути к истинному искусству градостроения…». Как предсказание звучали слова М. Дикавского, что «в строительстве новой России, которая охватывает все области народного творчества, культурное строительство городов будет занимать одно из ведущих мест…

». К началу первой мировой войны усугубляется общая кризисность состояния русской архитектуры, и В. Мачинский, делая ее обзор, вынужден был констатировать, что «современного, характерного для времени стиля еще нет». Он писал, что новый стиль будет создаваться как плод коллективных усилий, а не одиночек, безвкусие модерна – не вина нового стиля – все дело в упадке общества, нет духовной силы и отсюда нет и эстетической стабильности.

Все разрешится, когда наступит социальная перемена в пользу класса труда. Небезынтересны и мысли М. Лялевича по этому поводу: «…

Не от знакомства со свойствами стали и бетона появится настоящий стиль, а от элементов более глубоко обоснованных, от стремлен)» и идеалов общественности…

». Критикуя модерн, В. Мачинский тем не менее отдает предпочтение новым исканиям, несмотря на все их издержки, ибо при условии социального и морального прогресса они могут дать результаты.

Эстетические задачи техники

Эстетические задачи техникиП. Страхов полагает, что техника оборачивается против красоты исключительно по причине социальной, вследствие разрыва художественной деятельности и производства. Вслед за А. Красовский, он также говорит о великой будущности железа как материала, которому предстоит создать новый «железный стиль» в архитектуре; что новая красивость, основанная на правде, появляется уже в сфере промышленных сооружений. Read the rest of this entry »

Проблема взаимоотношения современной техники

Проблема взаимоотношения современной техникиВ связи с постановкой проблемы стиля по-прежнему в центре внимания был вопрос о новой технике и ее взаимоотношении с эстетикой. Read the rest of this entry »

В. Апышков

В. АпышковНовое, рациональное не в новых формах, а в новых мыслях, из которых формы вытекают как следствие. Надо заимствовать здоровые идеи нового искусства». И далее: «участие художества заключалось лишь в сообщении формам изящной законченности и художественного выражения истинного назначения…

, и это всегда рождало рациональную архитектуру». Путь к новой архитектурной форме от формы полезной, целесообразной, к форме изящной – это и есть принцип конструктивности, говорит он. В. Апышков дает понять, что эстетическое осознание приходит не сразу: новое, пока не художественное, но имеющее рациональное значение, затем будет приведено в изящное.

Стремясь подчеркнуть значение эстетического момента в формообразовании, автор говорит о необходимости вносить в новые формы помимо целесообразного еще и эстетическое чувство художника. Характерно, что рациональное в архитектуре ассоциируется у него с конечной целью – превращением полезного е изящное.

Отсюда и критика Г. Земпера за абсолютизацию целесообразного.

По его мнению, Эйфелева башня это еще не архитектура. Вместе с тем автор предостерегает и от другой крайности: одна красота, оторванная от целесообразности, толкает на ложь.

Таким образом, В. Апышков довольно четко представляет себе взаимосвязь утилитарного и эстетического в формообразовании; говорит о самобытности, к которой стремится новая архитектура, гармонии ее с природой. Заключая, В. Апышков пишет, что современная архитектура возвращается к красочности, свету, она рассчитана на более широкие слои населения и, следовательно, демократичнее.

Но есть, конечно, издержки, и В. Апышков отмечает подражательность русского модерна, субъективное оригинальничание.

Декоративная живопись
Памятники архитектуры