Внутренние раздоры

Венгерские правящие круги, помещики и крупные капиталисты, не желали удовлетворяться половинчатыми уступками, сделанными Веной; постепенно проступали контуры программы их соучастия в управлении всеми делами империи при условии включения Трансильвании в состав королевства. Некоторое время двор и венская канцелярия лавировали, пытаясь подачками в виде снижения избирательного ценза «приручить» румынское движение, действуя через лидеров его консервативного крыла А. Шагуну и униатского митрополита А. Стерца-Шулуциу. Однако Габсбурги сами вскоре испугались конфронтации с Пештом и пошли на попятную, согласившись па унию Трансильвании с Венгерским королевством.

«Нас пожертвовали венграм»,-сказал Шагуна после аудиенции у кайзера, сообщившего о принятом решении. Возраялать он не посмел.

«Воля Вашего Величества – закон для румынской нации»,-согнувшись в поклоне, молвил прелат.

Петиция протеста, направленная в Вену по инициативе Г. Барициу, с полутора тысячью подписями осталась без внимания. После сокрушительного поражения под Садовой в войне с Пруссией в 1866 г. императорская власть пошла на далеко идущий компромисс с венгерскими правящими кругами.

Монархия была преобразована в дуалистическое Австро-Венгерское государство.

В Венгерском королевстве все внутренние дела решались его парламентом и правительством; общими оставались три министерства (военное, финансов и иностранных дел). Соглашение одновременно являлось сделкой между крупной буржуазией и кругами, влиятельными в обеих частях империи, державшими в своих руках армию и дипломатию. Сущность компромисса являлась капиталистической: монархия, обремененная феодальными пережитками, с унаследованной от средневековья политической надстройкой в какой-то мере приспосабливалась к нуждам капиталистического развития; капитал, в свою очередь, относился с «должным уважением» к интересам земельной аристократии, военщины и церкви, оставляя за ними шлет не эшелоны управления и руководство духовными делами.