Валашский митрополит

Господарь и господарский совет, который стал называться по османской модели диваном, превратились во второй половине XVI в. в главный инструмент османской экономической эксплуатации княжеств, которая была выгоднее Порте, чем их прямое административное подчинение, т. е. превращение в пашалыки. Сумма дани, впервые уплаченная султану валашским господарем Мирчей Старым в 1415 г., составляла 3 тыс. золотых дукатов.

В первой четверти XVI в. харадж Валахии, по подсчетам специалистов, составлял уже 14 тыс. золотых, а к концу века достиг 155 тыс. В результате антиосманских действий господаря Михая Храброго сумма хараджа в начале XVII в. уменьшилась до 32 тыс. золотых, однако к середине века она вновь поднялась до 130 тыс. Приблизительно на этом уровне харадж сохранялся до начала XVIII в. Таким образом, даже с учетом колебания стоимости драгоценных металлов, в которых исчислялся харадж, сумма дани султану выросла в Валахии с XV до начала XVIII в. в несколько десятков раз. В Молдавском княжестве происходил аналогичный процесс. Если первоначально при господаре Петре Ароне в 1456 г. дань составляла 2 тыс. золотых, то к XVI в. она возросла до 65 тыс. В XVII в. в связи с разорениями, понесенными княжеством в ходе польско-османских войн, харадж уменьшился и к началу XVIII в. составил 26 тыс. золотых.

Помимо ежегодной дани, Дунайские княжества должны были поставлять Османской империи сельскохозяйственные продукты для снабжения Стамбула и султанской армии.

Из княжеств в турецкую столицу поступали фрукты, животный жир, масло, мед и воск. Огромными были поставки княжествами овец и рогатого скота.

Порта произвольно занижала цены на эти поставки и оплачивала их – если такое выражение можно применить к беззастенчивому и почти даровому выколачиванию продуктов – из суммы хараджа.