Требования румынского движения

Ставшая во главе национального движения румынская интеллигенция – учителя, священники, нотариусы, адвокаты – была, употребляя русское понятие, разночинной. При почти полном отсутствии крупной румынской земельной собственности эти лица в отличие от руководителей валашской революции выступали весьма радикально в аграрном вопросе, гораздо более решительно, чем допускали «12 пунктов». В последних предусматривалась отмена феодальных при оставлении за крестьянами имевшихся у них В Трансильвании же процесс обезземеливания крестьянства зашел далеко; в румынских районах две трети жителей Представители последних уже в марте-апреле 1848 г., приветствуя Пештскую революцию, предъявили свои требования.

Наиболее полно и четко сформулировал их Симион Бэрнуциу, 40-летний студент Академии права в Сибиу, быстро выдвинувшийся в качестве ведущего идеолога 35(15-17) мая 1848 г. в Блаже на Греческом поле, переименованном по этому случаю в Поле свободы, состоялось многолюдное (по разным данным, от 20 до 40 тыс. человек, главным образом крестьян) собрание румын Трансильвании. В «национальной клятве», зачитанной Бэрнуциу и принятой собранием, подчеркивалась необходимость защищать права и интересы румынского народа, его свободу, равенство и родной язык.

Упоминала клятва и о «стремлении» по мере возможности стараться ликвидировать крепостничество, содействовать процветанию промышленности и торговли.

Подробнее требования румынского движения были изложены в 16 пунктах петиции, которую предполагалось вручить австрийскому императору: в ней говорилось о пропорциональном в соответствии с численностью представительстве румын в Государственном собрании Трансильвании, употреблении родного языка в законодательных и административных учреждениях, назначении чиновников-румын в места, населенные соотечественниками, «незамедлительной отмене крепостничества без выкупа со стороны крестьян», свободе торговли и промышленности и отмене цехов. Упоминалось в «пунктах» и об с Венгрией; вопрос о ней румыны отказывались обсуждать до признания их национального равноправия и полноправного участия в трансильванском Государственном собрании.