Социальный вопрос

Умеренные, возглавившие новую власть, оказались не в состоянии решить ни аграрный – основной социальный вопрос, ни важнейший национальный, т. е. объединение Дунайских княжеств. Правда, Порта не торопилась с выступлением против валахов.

В Стамбуле надеялись использовать события для подрыва позиций царизма на Балканах.

Направленный ею в Бухарест комиссар Сулейман-паша вступил с революционным правительством в переговоры, что не помешало ему, однако, ввести войска в Валахию для восстановления «законного порядка» и ее «древних прав».

30-тысячное собрание жителей Бухареста и окрестных сел потребовало вывода турецких войск с территории страны. Сулейман-паша не обратил на это внимания.

В письме к митрополиту и боярам (временного правительства он так и не признал) турецкий посланец упрекал валахов в том, что в ответ на постоянно оказываемые султаном «благодеяния» они прибегли к незаконным действиям и вынудили бежать господаря Георге Бибеску. По настоянию Сулеймана правительство заявило о самороспуске, и его место заняла из трех лиц. Только тогда Сулейман-паша на отправку в Константинополь валашской делегации с проектом конституции, которую он предварительно урезал, ввел пункт о признании особы султана священной и неприкосновенной и превратил таким образом Ислазскую прокламацию в прошение о реформах.

Эта публичная «расправа» с символами старого порядка подтолкнула Фуада на решительные действия.

13 сентября войска под его командованием подошли к Бухаресту.

Под барабанный бой несколькими колоннами солдаты двинулись в город. У заставы Земляной вал османская кавалерия обрушилась на толпу, пустив в ход сабли, у заставы Дялул Спирей произошло кровопролитное столкновение с валашскими войсками, причем особую доблесть проявила рота пожарных.

В столице начался террор. «Всю ночь, – писал очевидец, турки грабили дома, раздевали и убивали мужчин, женщин и детей».

Руководители революции были заточены в монастыре Котрочени.