Русское командование

Вдобавок ко всему выяснилось, что румынские правители, захватив в 1913 г. населенную болгарами Южную Добруджу, теперь настаивали, чтобы при вступлении Румынии в войну русские войска взяли на себя оборону этой области. Таким образом они хотели с помощью русских войск сохранить захваченное и в то же время всерьез и надолго рассорить Россию с Болгарией.

Иной позиции придерживались Лондон и Париж.

Напоминание об «уклончивых ответах румынского правительства, очевидно ведущего двойную игру и избегающего принять в настоящую минуту окончательное решение», не произвело ни малейшего впечатления в союзных столицах. В 1916 г. ослабевший царизм не имел возможности отстаивать собственную точку зрения.

Давление, особенно со стороны французов, нарастало весной н летом и превратилось в настойчивые домогательства.

Нельзя забывать, что в феврале 1916 г. началось кровопролитнейшее сражение первой мировой войны – Верденское, унесшее в могилу цвет французской армии (было убито свыше 350 тыс. человек). Французское правительство полагало, что «румынская диверсия» облегчит его положение, и настаивало на своем, не обращая внимания на веские стратегические соображения своих русских коллег и проявляя готовность удовлетворить чрезмерные притязания румынской олигархии.

30 июня (14 июля) русская сторона уступила французскому нажиму.

Алексеев, а вслед за ним министр иностранных дел Сазонов направили в Бухарест посланнику и военному атташе предписание присоединиться к франко-английским требованиям о немедленном вступлении Румынии в войну.

4 (17) августа в Бухаресте в величайшей тайне были подписаны политическое соглашение и военная конвенция.

Они предусматривали, что Румыния объявит войну лишь Австро-Венгрии: Брэтиану питал призрачную надежду, что сумеет избежать столкновения с немцами и болгарами.

Территориальные условия были подтверждены. В. И. Ленин писал о них: «Тайный договор с Румынией есть, и он состоит в том, что Румыния получит целый ряд чужих народов, если будет воевать на стороне союзников».