Руководящие идеи

Чуть не поголовно были взяты иод стражу работавшие на промыслах потемкинцы. В одной лишь Буштенари за решетку было посажено 77 бывших матросов революционного броненосца.

Бухарест фактически был переведен на военное положение железнодорожников переселили в казармы; окружавшие столицу форты были приведены в боевую готовность. Но и рабочее движение в целом не сумело дать правильной оценки восстанию.

Манифест бухарестского кружка «Рабочая Румыния» и Генерального совета профсоюзов был составлен в резких тонах; «Угнетение, немилосердная эксплуатация, нескончаемые издевательства заставили крестьян восстать…

У сознательного и организованного рабочего класса, врага какой бы то ни было эксплуатации, борца против ига господ и освободителя народов, есть неотложный долг – продемонстрировать свою солидарность, осветить светом своих руководящих идей великую аграрную проблему…

» Если массы в полной мере продемонстрировали свою солидарность, то по части руководящих идей у лидеров оказалось бедновато, и сами идеи были не того свойства, чтобы отвечать революционным настроениям крестьян и способствовать их союзу с пролетариатом. В резолюции, принятой собранием в столичном зале «Эфория», выдвигалась программа половинчатых реформ: конфискация поместий, собственники которых не имели соответствующих актов; отмена посреднической аренды; установление максимума арендной платы и т. д. И это в то время, когда крестьянство выступило за ликвидацию крупного землевладения как такового.

В реформистском хоре кружков прозвучал лишь один революционный голос.

Это было обращение группы социалистов во главе с Михаем Георге Бужором к мобилизованным в армию рабочим с призывом не выступать против повстанцев: «Вы знаете, как честные труженики, как смелые товарищи и несгибаемые борцы, каков долг рабочего, одетого в шинель: никогда не стрелять в тех, кто страдает, в товарищей по труду, в братьев, сестер или родителей…