Рождение румынского государства

Революция в Дунайских княжествах потерпела поражение. Стоявшие перед ней задачи оставались нерешенными. Напуганный 1848 г. царизм пошел на серьезное ущемление автономии Молдовы и Валахии: по заключенной в 1849 г. Балто-Лимапской конвенции Порта с санкции Петербурга назначила новых господарей; прекратили существование обычные собрания.

Органические регламенты, освящавшие феодальные порядки, вновь вступили в действие.

Молдо-валанские изгнанники надолго в Париже и некоторых других городах Европы. За границей (в княжествах свирепствовала цензура) на собраниях и в печати обобщался опыт минувшего и обсуждались задачи на будущее.

Было ясно, что революция окончилась неудачей ввиду недостаточной связи между небольшими государствами. Революция, по словам Бэлческу, выступила как «провинциальное движение».

Борьба против феодальной реакции в княжествах, попытка Порты подчинить их себе, необходимость экономических преобразований (развитие производительных сил, расширение внутреннего рынка, строительство дорог, создание своей денежной системы) – все это выдвигало на первый план задачу объединения княжеств, населенных близкими по языку п культуре народами, создания единого Румынского государства.

Однако по вопросу о путях объединения в эмиграции отсутствовало единство.

Никто ныне не считает, что империи способны сделать для нас что-нибудь.

Пусть кабинеты смотрят на нас как на анархистов».

Бэлческу был уверен в том, что «только трудами, жертвами и пролитой кровью народ добивается своих прав». Торговая буржуазия в княжествах была тесно связана с крупным землевладением (покупка зерна, аренда поместий, предоставление займов).

Мелкие и средние бояре, убедившись в невыгодности феодальных форм ведения хозяйства, с завистью смотрели на высокодоходную капиталистическую агрикультуру Западной Европы.