Речи дипломатов

В эти годы СССР последовательно проводил политику мирного разрешения противоречий с Румынией. На основании подписанного 27 августа 1928 г., но нератифицированного пакта Бриана-Келлога в феврале 1929 г. между СССР и его соседями (Польшей, Эстонией, Латвией) был подписан Московский протокол, на основании которого стороны взаимно обязались не прибегать к войне как к орудию политики. Опасаясь взрыва возмущения масс антисоветской направленностью внешнеполитического курса всех румынских правительств после 1917 г., правящая верхушка оказалась вынужденной подписать Московский протокол.

Это было первое международное обязательство буржуазной Румынии в отношении Советского Союза. В отношениях с соседними странами превалировало стремление румынских правителей оградить родные массы от революционизирующего влияния Советского государства.

Именно антисоветская направленность определяла Румынии на состоявшихся в 1930 г. конференциях стран Нейтральной и Юго-Восточной Европы – Румынии, Польши, Чехословакии, Югославии, Венгрии и Прибалтийских государств, пытавшихся создать вокруг Советского Союза барьер от Балтики до побережья Черного моря.

Дело не ограничивалось речами дипломатов и правительственными заявлениями. В июне 1929 г. был подписан протокол о продлении союза между Румынией и Югославией.

В том же году правительство национал-царанистов продлило заключенный в 1921 г. румыно-польский договор, а в ноябре 1930 г. в Бухаресте состоялось совещание руководства генеральных штабов двух стран, где обсуждались вопросы возможных совместных действий их армий во взаимодействии с французским командованием и вооруженными силами.

Вскоре было официально продлено действие румыно-польского военного договора от 1926 г., дополненного соглашением, принятым на совещании руководителей генеральных штабов.