Разочарованный Куза

Не было никакой возможности удержать процесс объединения на полпути, т. е. на стадии личной и пожизненной унии. Последовавшие три года являли собой цепь сплошных «нарушений» и «отклонений», которые осуществлял Куза и его министры при поддержке общественности формально двух, а фактически одной страны.

Куза сетовал дипломатам, что не может управлять при наличии трех законодательных органов, двух столиц и двух правительств, что половину своего времени он тратит лишь на дорогу. Князь бомбардировал Порту и «покровителей» меморандумами, настаивая па создании единого парламента п правительства.

В сентябре 1860 г. он по совету дипломатов совершил поездку в Стамбул, допустив накануне ее очередное «нарушение»: он слил командование армий Молдовы и Валахии.

В турецкой столице Кузу приняли с почетом: султан наградил его высоким орденом и подарил усыпаппую драгоценными камнями саблю.

Эти знаки внимания свидетельствовали о серьезном укреплении международных позиций Соединенных княжеств. Вместе с тем реальных результатов поездка не дала.

Попытки зондажа в посольствах насчет возможности продвижения по пути унии тоже не увенчались успехом – дипломаты советовали «не отклоняться от законности».

Разочарованный Куза, не прекращая демаршей перед державами, проводил акции, подготавливавшие полную унию. Молодая румынская дипломатия после длительных переговоров добилась признания и Портой и Веной паспортов с грифом Соединенных княжеств.

Началась борьба за отмену консульской юрисдикции на румынской территории (в чем на уступки шла одна лишь Россия). В 1860 г. было заключено русско-румынское соглашение об установлении между двумя странами телеграфной связи, что являлось несомненным свидетельством признания суверенных прав молодого государства со стороны России.

Были вотированы значительные кредиты на армию.

Без санкции «гарантов» был несколько расширен круг избирателей. Два законодательных собрания решили начать совместные заседания в Бухаресте для обсуждения наболевшего аграрного вопроса.

На протесты консулов Куза ответил, что он «избран с целью окончательного объединения княжеств».