Преступная кампания

По-моему, с такими людьми нам не по дороге». В Яссах небольшая, но активная и шумная группировка во главе с доктором Гелертером пережевывала набившие оскомину постулаты о «русской угрозе» и, исходя из теории «наименьшего зла», советовала в случае войны пойти на «решительное присоединение Румынии к державам Центра».

Тем большей была заслуга левого, революционного крыла партии, боевых рабочих вождей, не позволивших СДПР скатиться в болото открытого шовинизма или центризма.

Занимая патриотические позиции, выступая за объединение румынского народа по обе стороны Карпатских гор, они отказывались предоставить буржуазно-помещичьей олигархии роль мандатария в этом процессе.

Изобличение не империализма вообще, а хищнических, захватнических повадок «собственной» буржуазии явилось отправной точкой их пропаганды.

Газета «Ромыния мунчитоаре» («Рабочая Румыния») писала: «Злосчастная и преступная кампания 1913 г., принесшая легкую победу над народом…

отправившимся на другую границу, против двух других противников, и закончившаяся крикливым и невыполнимым Бухарестским трактатом, довела до крайности фанфаронство, задиристость, бахвальство и жажду чужих земель в рядах пашей олигархии».

Весной 1915 г. на митинге в Плоешти выступавшие призывали «вырвать дело освобождения румын» из «грязных рук румынской олигархии», стремящейся «к главенству, власти и обогащению».

Настойчиво подчеркивалось, что «освобождение и классов, и народов произойдет не в войнах, ведущихся господствующими классами, а путем борьбы и революции угнетенного класса». Один из лидеров левых – М. Г. Бужор заявлял: «Прежде всего мы – знаменосцы социал-демократии и солдаты социальной революции, а не солдаты, капралы и сержанты румынской олигархии».

В резолюции, принятой участниками митинга в бухарестском зале Дачия 11 (24) января 1915 г., говорилось, что они «решительно протестуют против воинственной агитации…

вовлекающей страну в войну, против политики, могущей привести лишь к смерти, несчастьям, бедности и нищете».