Повышение зарплаты

Первомайские демонстрации являлись смотром боевитости пролетариата. В тысячных колоннах празднично одетых рабочих появились белые домотканые рубахи крестьян.

Перепуганные власти стали налагать запреты на «процессии любого рода со знаменами или другими мятежными эмблемами».

Лучшие представители рабочего класса, проходя школу воспитания в СДПРР, возглавили стачки. В марте 1896 г. бастовал весь персонал крупнейшего деревообрабатывающего предприятия «Гётц» в Галаце – румыны, венгры, немцы.

В 1898 г. прекратили работу швейники Бухареста, Плоешти, Галаца, Ботошани, Александрии. Накануне нового 1899 г. начался конфликт в 24 типографиях, причем в 20 из них печатники после трех месяцев борьбы добились повышения зарплаты.

Бастовали транспортники (включая персонал недавно появившейся конки), портовики, металлисты, стекольщики.

Ширившееся движение вызывало тревогу у реформистских лидеров СДПРР.

Классовые схватки, пусть экономические по характеру и еще недостаточно зрелые организационно, пугали их своей решимостью.

Многочисленные столкновения с властями не укладывались в рамки легальности и упорядоченного движения за всеобщее избирательное право.

«Сверху» началось осуждение «стачечных увлечений», призывы расширить избирательную базу путем блокирования с либералами.

Дискуссии на съездах становились все ожесточеннее и достигли кульминации в 1899 г. От лица оппортунистического руководства выступил Дж. Диаманди. Он вытащил на свет, казалось бы, давно отвергнутый тезис об отсутствии в Румынии условий для социализма, объявил прошлую деятельность СДПРР утопической и предложил встать на путь «реализма», т. е. добиваться демократических реформ, а для этого «привлечь в наши ряды все то хорошее, что есть в буржуазии».

Иными словами, он собирался заменить СДПРР организацией с широким участием буржуазных кругов.