Организационная слабость левых сил

Представители этих партии открыто выступали против идеи Народного фронта, изображая его как „маневр” коммунистов…» Внутриполитическое положение в стране резко обострилось во второй половине 1937 г. в связи с окончанием полномочий правительства Татареску.

Реакция перешла в наступление.

Был продлен декрет об осадном положении, объявлены вне закона более 60 демократических и антифашистских организаций. Легионерский главарь Кодряну открыто объявил 1937 г. «решающим годом борьбы, жертв и побед» «Железной гвардии».

Связи руководства во главе с Ю. Маниу с усилились в ходе предвыборной кампании, их общей целью стало нанесение поражения правительственной партии НЛП. Во имя этого между НЦП и легионерами был заключен так называемый пакт о ненападении. Практически своим пактом Ю. Манну вывел «Железную гвардию» на арену предвыборной борьбы и нанес предательский удар демократическому движению.

Подчеркивая всю серьезность сложившейся обстановки, КПР отмечала, что «на предстоящих выборах страна не просто меняет правительство, голосует за ту или иную партию.

Страна находится на перепутье истории».

КПР призвала к сплочению демократических сил против правительства либералов и против главной опасности – фашизма, «независимо от того, исходит ли он от правительства или от „Железной гвардии”». Реакция сумела использовать организационную слабость левых сил. Фашисты получили более 500 тыс. голосов избирателен, «Железная гвардия» заявила о себе в полный голос, став третьей партией в парламенте.

Воспользовавшись разногласиями в буржуазном лагере, Кароль в конце декабря призвал к власти слабую организационно и маловлиятельиую национал-христианскую партию, во главе которой стояли О. Гога и А. Куза, реакционные политические деятели фашистско-националистического направления. Король явно маневрировал, стремясь столкнуть лидеров противоборствовавших фашистских группировок.