Органические регламенты

Регламенты сохранили право крестьян на уход от своего боярина, оговорив это рядом обременительных условий. Право перехода, отсутствие у помещика судебной и административной власти – все это позволяет расценить состояние крестьян не как крепостное, а как феодально зависимое при личной свободе.

П. Д. Киселев, не желавший возлагать на русскую администрацию ответственность за принятие и проведение непопулярных законов, пытался ограничить боярские аппетиты. Он жаловался вице-канцлеру К. В. Нессельроде: «Я один должен защищать этих беззащитных людей [крестьян] против олигархии, буйной и жадной».

Но дальше благих намерений генерал не пошел, да и не мог пойти, будучи представителем самодержавного и крепостнического правительства, опиравшегося в Молдове и Валахии на феодалов-бояр. В целом Органические регламенты означали значительный шаг вперед в государственно-правовом и социально-экономическом развитии княжеств.

Даже революционный демократ Николае Бэлческу признавал, что регламент «со всеми своими недостатками утвердил все же некоторые полезные принципы и стал орудием прогресса».

Ослабление уз зависимости от Порты, упорядочение государственного строя, проведение реформ способствовали вступлению княжеств в полосу подъема, хотя и на несколько измененной феодальной основе. Посевная площадь в Молдавском княжестве возросла в 1829-1839 гг. в 2, в Валашском – 1,4 раза.

Опережающими темпами шел рост посевных площадей под пшеницей, которая стала играть важную роль в экспорте: в 1845 г. Валахия, например, вывезла около пятой части урожая хлебов. Рост городов способствовал расширению внутреннего рынка и ремесленного производства.

За 15 лет, с 1832 по 1847 г., число ремесленников в Молдове увеличилось с 5 тыс. до 12 тыс., в Валахии-с 14,7 тыс. до 17-18 тыс. Появилось несколько керамических и стекольных мануфактур.