Ореол князя-реформатора

Вне реформы оказалось многочисленное свободное крестьянство (200 тыс. семей), страдавшее от малоземелья почти так же люто, как и барщинное. В итоге в руках крестьян всех категорий, как «наделенных», так и обойденных, оказалось лишь 30% обрабатываемых площадей. Менее четверти «наделенных» получили участки, достаточные для прожития.

Все прочие, избавившись от бича барщины, попали в тиски малоземелья.

Засуха 1865 г. обострила их бедствия.

Недоимки взыскивались силой, в деревин направлялись карательные отряды. Русский консул в Яссах доносил в октябре 1865 г.: «Экзекуции крестьянского населения Молдавии для уплаты податей и поземельных повинностей продолжаются…

Положение царан самое плачевное.

Урожай хлебов нынешнего года был весьма плохой, сена вовсе почти нет, скот продается нипочем, а между тем подати страшные: все это заставляет бояться серьезных беспорядков, которые здешнему правительству будет трудно потушить, так как беспорядки эти будут повсеместны».

Через два месяца он же сообщил: на севере Молдовы «крестьяне решительно умирают с голоду».

Ореол князя-реформатора в глазах румынской деревни померк.

Социальной опорой Кузе бедствовавшее крестьянство служить не могло. Не сложили оружия его политические противники.

Сближаются между собой оппозиция справа, т. е. недовольные реформой группировки помещиков полуфеодалов, и оппозиция слева, т. е. радикальные и либеральные круги, раздраженные тенденцией князя к усилению личной власти, нарушением провозглашенных в законе «свобод», недостаточной поддержкой проживавших в княжестве польских и венгерских эмигрантов, бежавших туда после восстания 1863 г. и революции 1848 г. Современники нарекли участников этого альянса «чудовищной коалицией» – настолько неестественным казалось им сближение недавних политических и личных противников, стоявших по разные стороны баррикад в 1848 г. На самом деле шел процесс образования буржуазно-помещичьего союза, шли поиски его румынского варианта.