Опыт первой русской революции

Опыт первой русской революции был воспринят реформистскими лидерами отрицательно; важнейший ее урок – о необходимости завершения в странах, подобных Австро-Венгрии, буржуазно-демократической революции под руководством рабочего класса – не был извлечен. Реформистская верхушка партии стремилась свести рабочее движение к легальной борьбе за избирательную реформу; при первых признаках использования рабочими насильственных форм она давала отбой. Баррикад реформисты боялись не меньше, чем венская и будапештская бюрократия.

Венгерские оппортунисты вслед за своими германскими наставниками повторяли, что пролетариат прежде всего должен составить большинство населения, а потом уже претендовать на власть.

«До тех пор пока большая часть населения не пролетаризирована, социал-демократическая партия должна…

проводить не социалистическую, а демократическую политику»,-писал публицист Ж. Кундари.

На партийном съезде один из лидеров партии – Э. Тарами заявлял: «Мы боремся за то, чтобы эта страна стала капиталистической». Самым пагубным образом сказалось на рабочем движении распространение теории «национально-культурной автономии», которая требовала объединения представителей одной нации в многонациональной стране не по территориальному, а по этническому признаку в автономные объединения, сообща ведавшие своими национальными (культурными и языковыми) делами.

Трансильванская организация в соответствии с воззрениями была разбита на секции – немецкую, венгерскую, румынскую, сербскую. Рабочие одного предприятия состояли в разных партийный ячейках.

Легко представить себе, как это затрудняло их совместную борьбу, сколько препятствий возникало при попытке выступить объединенными силами. Игнорируя требование самоопределения наций под благовидным предлогом, для социал-демократии существуют-де лишь угнетатели и угнетенные вне зависимости от национальной принадлежности – партия разрушала барьер, разделявший марксистскую и буржуазную трактовку национального вопроса, и отдавала последний на откуп национальным организациям местной буржуазии.