Нашествие германо-австрийских войск

Указывая на необходимость «экстренной поддержки революционных отрядов в Бессарабии», В. И. Ленин в телеграмме от 17 февраля настаивал на срочной переброске войск, участвовавших в разгроме Украинской Рады и выражал уверенность, что «доблестные герои освобождения Киева не замедлят исполнить свой революционный долг». В ходе военных действий румынская олигархия начала терпеть неудачи. Это побудило королевское правительство вступить в переговоры, итогом которых явилось подписание советско-румынского соглашения от 5-9 марта 1918 г. Центральным пунктом соглашения было обязательство Румынии вывести войска из Бессарабии в течение двух месяцев и впредь не предпринимать никаких «военных, неприятельских или других действий против Советской Республики».

Однако, воспользовавшись нашествием германо-австрийских войск на Украину, отрезавшим Бессарабию от центральной власти и ее вооруженных сил, правительство уклонилось от выполнения соглашения и принятых на себя обязательств.

В разыгранном по сценарию румынских правителей фарсе «присоединения» Бессарабии ведущая роль вновь отводилась контрреволюционным главарям.

Заседание «Сфатул цэрий» проходило под охраной румынских армейских частей.

В результате 7-часового «выкручивания рук» членам крестьянской фракции, жестокого давления и угроз по отношению к представителям национальных меньшинств при открытом поименном голосовании акт о «присоединении» Бессарабии к Румынии был принят лишь половиной голосов буржуазно-националистических «депутатов».

Весьма красноречиво было признание самого премьер-министра Румынии А. Маргиломана на банкете, устроенном после «исторического» голосования 27 марта (9 апреля) 1918 г., когда он не преминул высокомерно напомнить, что в конечном счете «присоединение Бессарабии было осуществлено не здесь, в Кишиневе, а там – в Яссах и Бухаресте».