Крупная буржуазия

Соглашение санкционировало вхождение в состав Венгерского королевства Хорватии, Славонии и Трансильвании. Сделку двор – оплатил предательством своих союзников по 1848 году, умеренно-консервативных лидеров южнославянского и румынского национального движения. Встревоженный Лайош Кошут прислал из эмиграции открытые письма («письма Кассандры»), предупреждая, что подобный оборот событий исключает удовлетворительное решение национального вопроса в самой Венгрии н предрешает враждебное отношение к ней Румынии и Сербии.

К его голосу не прислушались.

В Пеште закусили националистические удила, встав на путь законодательного ограничения прав и насильственного подавления движения угнетенных народов. В 1868 г. был принят так называемый закон Деака-Этвеша, по которому все жители королевства считались принадлежавшими к «неделимой, единой венгерской нации».

Формально гарантировалось употребление немецкого, хорватского, словацкого, словенского, румынского, украинского языков в администрации, школе и суде, но шовинистически настроенные дворяне-мадьяры, стоявшие во главе местного управления, делали все, чтобы нарушить это право. Характерно, что внесенный на обсуячдение Ф. Деаком и Й. Этвешем законопроект голосовался в полупустом зале: румынские, сербские и украинские депутаты пештского Государственного собрания, представлявшие большинство населения королевства, предложили гарантировать национальное равноправие «исторических государственных народностей Венгрии: мадьяр, румын, сербов, словаков, русских и немцев»; внесенная ими резолюция была отклонена, а они сами в знак протеста покинули заседание.

Это было первое солидарное выступление представителей угнетенных народов. Ликвидация крепостничества и промышленный подъем, охвативший всю Европу после 1848 г., способствовали росту экономики Трансильвании.

Правда, капиталы притекали главным образом из Австрии и Венгрии и шли прежде всего в отрасли, эксплуатировавшие природные ресурсы.