Глубокое внимание

Явление это не исключение, а правило в истории. В. И. Ленин дал ему глубокую характеристику: «Буржуазии выгоднее, чтобы необходимые преобразования в буржуазно-демократическом направлении произошли медленнее, постепеннее, осторожнее, нерешительнее, путем реформ, а не путем революции; чтобы эти преобразования были как можно осторожнее по отношению к „почтенным” учреждениям крепостничества (вроде монархии); чтобы эти преобразования как можно меньше развивали революционной самодеятельности, инициативы и энергии простонародья…» История свидетельствует о глубоком внимании, которое буржуа проявлял к своему «брату во собственности» – помещику.

В Румынии эти два персонажа предстали в одном лице.

Мы говорили в предшествующих главах книги о боярском происхождении большинства руководителей румынской буржуазии.

Сельское хозяйство представлялось им основной сферой приложения капитала.

Они не желали конфронтации с полуфеодалами и стремились к договоренности на базе взаимных уступок.

Грешно было бы, конечно, представлять князя А. И. Кузу п М. Когэлничану «потрясателями основ». Оба они являлись реформаторами умеренного толка.

Полумерой была и аграрная реформа 1864 г., оставившая в руках помещиков две трети обрабатываемой земли. И все же Когэлничану не желал в уступках крупным землевладельцам переходить определенный рубеж; он хотел, чтобы боярство приспособилось к реформам и двигалось в определенном темпе по пути капиталистических преобразований.

Оказалось, что и Когэлничану и Куза – эти наиболее яркие выразители буржуазных интересов – оторвались от собственного класса, недооценили степени его готовности приспособиться к интересам помещиков, примириться со значительными феодальными пережитками в деревне и научиться извлекать из них выгоды, о чем речь пойдет ниже. К сближению с помещиками толкали крупную буржуазию всех оттенков и политические факторы.

Уроки бурного двадцатилетия, начавшегося революцией 1848 г., научили ее превыше всего ценить «порядок» и «спокойствие».