Гитлеровские знамя

Не прекращавшиеся реквизиции продовольствия, рост налогов и всякого рода поборов, нехватка рабочих рук в связи с бесконечными мобилизациями в армию, низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию и высокие – на промтовары, принудительный труд в помещичьих имениях – все это вело к дальнейшему ухудшению положения трудового крестьянства. Деревня всячески уклонялась от поборов и реквизиций, саботировала снабжение армии, поставки в Германию. Потери на фронте отрезвляюще действовали на армию.

Дезертирство уже в начальный период войны приняло огромные размеры. Росли антивоенные настроения в армии и в тылу.

Концентрация капитала и перевод хозяйства на военные рельсы затрагивали не только интересы рабочих и крестьян, но и усиливали процесс разорения ремесленников и даже средней буржуазии.

Отношение интеллигенции к фашистскому режиму не было однозначным. Та ее часть, что в предвоенные годы участвовала в антифашистской борьбе, теперь выступала против фашизма и антисоветской войны, против нацистской идеологии.

«Таких насчитывалось ничтожное меньшинство, писал в своих воспоминаниях П. Гроза, но именно в них заключалась суть моего народа, именно они были прямо противоположны тем, кто маршировал под гитлеровскими знаменами».

Активными антифашистами являлись известные писатели М. Садовяну, Джео Богза, поэт Т. Аргези и т. д. Некоторая часть интеллигенции держалась пассивно, другие занимали профашистские позиции. В школах была введена нацистская программа воспитания молодежи, фашистские молодежные организации вмешивались в процесс обучения.

Националистические идеи усиленно пропагандировались в области культуры.

Средства массовой информации, реакционные политики, историки и журналисты наперебой обосновывали «исторические права» Румынии на советские территории, причем аппетиты румынских захватчиков росли все больше и больше. Наемные писаки делились своими «открытиями».