Фамильное достояние боковой ветви

Чтобы добиться признания этого акта Веной, правительство пошло на далеко идущую уступку, согласившись на австрийское хозяйничанье в европейской Дунайской комиссии, распоряжавшейся судоходством по великой реке. В 1884 г. для упрочения позиций Гогенцоллерпа в стране либеральное правительство преподнесло ему щедрый дар 8 тыс. гектаров полей и лесов из государственного фонда, в то время как сотни тысяч крестьян продолжали остро в земле, выкупая ее клочками по баснословным ценам. Так Карл I превратился в самого богатого румынского а затем уже самостоятельно стал крупнейшим фабрикантом и финансистом, оставив после своей смерти колоссальное состояние.

Из этих средств на благотворительные цели для «любимой страны» и «возлюбленного народа» он передал лишь 12 млн, остальное перешло к родственникам.

Сыновей у Карла не было, дочь умерла в детском возрасте, а надо было «основывать» династию.

В 1880 г. дело было урегулировано путем переговоров в семействе Гогенцоллернов-Зигмарингенов.

На трон был воссесть один из племянников Карла, сын его старшего брата Леопольда. Румынская корона превратилась в фамильное достояние боковой ветви прусского королевского дома.

Присмиревшая буржуазия устами депутатов и сенаторов благодарила престол, заверяя его в своей преданности.

Тогда же ярко проявился махровый национализм управлявшей страной олигархии.

По букве Берлинского трактата 1878 г., она должна была предоставить гражданское равноправие иноверцам, главным образом евреям и мусульманам.

Парламент утопил этот, казалось бы, ясный вопрос в бесконечных словопрениях и, толкуя его вкривь и вкось, предоставил права только участникам войны за независимость (менее тысячи человек).

Прочие евреи остались в Румынии на положении иностранцев, хотя в течение трех-четырех поколений в стране и она давно стала их родиной. Они несли все обязанности – платили налоги, отбывали военную службу, но не имели права голоса и не могли покупать землю.