Дух братства и сотрудничества

Мартовская революция в Пеште была восторженно встречена передовыми румынскими деятелями Трансильвании. Так, редактор ведущей румынской газеты, издававшейся в Брашове. Г. Барициу, «обливаясь слезами радости», приветствовал венгер скую революцию и «12 пунктов».

На собрании молодых юристов, румын и венгров в Тыргу-Муреше адвокат Аврам Янку бросил призыв: «Уничтожение рабства, полное равенство или смерть!» Он и А. Папиу-Иллариан подписали составленное на собрании приветствие венгерской революции.

Подобные адреса были приняты в Златне, Абруде и других местах. Однако дух братства и сотрудничества недолго витал над представителями различных национальных общин Трансильвании.

Недостатком Пештской программы являлось полное забвение, точнее, совершенное пренебрежение национальным вопросом, который существовал в разноплеменном Венгерском королевстве, и тем более в Трансильвании, где в 40-х годах XIX в. проживало 1,3 млн румын, 0,6 млн венгров и 0,2 млн немцев. Требование национального равноправия среди «12 пунктов» не значилось.

Вместо него фигурировало положение об Трансильвании с Венгрией, что отражало настроения поднимавшейся мадьярской буржуазии и связанных с нею либеральных помещиков.

И те и другие жаждали господства в «Большой» Венгрии под сенью конституции и не желали уступать хотя бы частицу власти «иноплеменным». Даже такой крупный деятель, как Лайош Кошут, не понимал тогда жизненной важности национального вопроса для венгерской революции.

Издаваемая им газета писала: «Разве могут румыны и славяне чувствовать себя уязвленными, если мадьяр, тысячелетний владелец этой страны, считает себя первым среди тех, чьим господином он некогда являлся?..

» В пользу признания национального равноправия раздавались лишь голоса одиночек (среди них – голос великого поэта Шандора Петефи).

Национальное размежевание в Трансильвании усугублялось спецификой социальной структуры населения области. Как два противоборствующих класса выступали здесь румынский крепостной крестьянин и мадьярский помещик.