Банковский капитал

Не пренебрегали зарубежные финансисты и вложениями в румынскую промышленность. По неполным данным, они превышали 90% в газовой, электрической, сахарной и нефтяной отраслях и достигали трех четвертей в металлообработке.

Но и накануне первой мировой войны Румыния оставалась отсталой аграрной страной. Промышленность давала лишь пятую часть совокупного национального продукта.

Одиночные крупные предприятия соседствовали с тысячами кустарей.

Существовали причины, помогавшие последним выжить.

Крестьяне, т. е. громадное большинство населения, жили по неприхотливым стародедовским обычаям, одевались в домотканую сермягу, обувались пинки – нечто вроде лаптей из невыделанной кожи, самым грубым инвентарем. К этому надо добавить 40 5 тыс. железнодорожников и 14,5 тыс. нефтяников и шахтеров, занятых на добыче соли и бурого угля.

И все же удельный вес рабочих в общем населении страны (260 тыс., в том числе занятые в мастерских) был невелик. Невысокой была и его концентрация: на заводах с персоналом более 500 человек была занята всего одна пятая часть, в то время как в России – более половины, что, конечно, влияло на классовую сознательность пролетариата.

Сосредоточие пролетариата в основных центрах способствовало контактам рабочих с социалистами, вставшими на путь марксизма и набиравшими силу. В работе Учредительного конгресса II Интернационала (июль 1889 г.) приняли участие пять румын.

Его решения оказали глубокое влияние на Румынию; был взят курс на образование социалистической партии. Своего рода переходной ступенью к ней служили рабочие круяжи, объединявшие интеллигентов-социалистов и передовых пролетариев.

В 1890 г., когда число членов крупнейшего из кружков, Бухарестского, превысило 300, он был преобразован в рабочий клуб; в его уставе говорилось об освобождении от капиталистического рабства как о цели двшкения.