Строительство Москвы

Строительство МосквыКоличественное разрастание вещевого компонента создает ситуацию, когда архитектурное пространство само оказывается во власти предметов. Нарастание мнегопредметности усиливает дифференциацию пространства на отдельные «уголки бытования», выгороженные мебелью и различными другими предметами. Для интерьера середины XIX в. становится характерным обилие различной мягкой мебели, ковров, тяжелых драпировок, цветов, своей живописностью подчеркивающих неархитектурный характер пространства.

К 70-м гг. окончательно складывается характерная для этапа эклектики механистическая система интерьера, без признаков единства, с возможностью бесконечного количественного разрастания и суммирования.

Гипертрофия «вещевого», «количественного» выражала буржуазные представления о престижности и роскоши.

Средневековая художественная система в определенной мере импонировала свободному формообразованию.

Поэтому не случайно многие виллы и особняки строятся теперь в стиле старинных романтических замков. Черты нарождающейся новой системы ранее всего проявились в последних по времени строительства царских дворцах и загородных виллах («Мариинский» в Петрограде, «Большой Кремлевский» в Москве, загородные в подмосковной «Михайловке» и в «Боржоми», павильоны «Ольгин», «Бельведер», «Озерки» в районе Петергофских озер и др.) 6. Предпринимавшиеся в середине XIX в. неоднократные попытки вернуть дворцовому строительству его былое величие и монументальность не увенчались успехом.

В дальнейшем дворцы вообще перестали строить.

На смену, им приходят виллы и особняки, ставшие ведущим типом жилища аристократии и зажиточных слоев общества, в которых получают развитие романтические тенденции. Процесс перехода от «дворцовости» к буржуазному особняку окончательно завершается к 60-м гг. XIX в.

Comments are closed.

Декоративная живопись
Памятники архитектуры